+7 495 725 25 25    Тверская 17, офис 738

Евгений Григорьев

кандидат юридических наук

Главная / Статьи / Повышенный стандарт доказывания в деле о банкротстве

Повышенный стандарт доказывания в деле о банкротстве

  1. Суть повышенного стандарта доказывания в делах о банкротстве с учётом правовых позиций Верховного суда РФ.

Банкротство должника означает очевидную недостаточность у последнего денежных средств и иного имущества для расчета по всем долгам. В этих условиях, судебный спором об установлении требования конкурсного кредитора затрагивает материальный интерес прочих кредиторов должника, конкурирующих за распределение конкурсной массы в свою пользу. Кроме того, в сохранении имущества банкрота за собой заинтересованы его бенефициары. Указанные обстоятельства повышают вероятность различных злоупотреблений, направленных на создание видимости не существовавших реально правоотношений, на которые кредиторы ссылаются как на основание своих требований к должнику.

В условиях конкуренции кредиторов должника-банкрота возможны ситуации, когда спор по заявлению отдельных кредиторов (как правило, связанных с должником) о включении задолженности в реестр, носит формальный характер и направлен на сохранение имущества должника за его бенефициарами: за собственниками бизнеса (через аффилированных лиц — если должник юридическое лицо) или за самим должником (через родственные связи — если должник физическое лицо).

Признаками таких споров являются:

— предоставление в дело минимально необходимого и в то же время внешне безупречного набора доказательств о наличии задолженности у должника, обычно достаточного для разрешения подобного спора в общеисковом порядке;

— пассивностью сторон при опровержении позиций друг друга;

— признанием обстоятельств дела или даже признанием ответчиком иска;

— инициирование третейского разбирательства незадолго до банкротства;

— заявление ответчиком лишь одного формального ходатайства (например, о снижении неустойки в порядке статьи 333);

— синхронность действий сторон;

— уклонение сторон от ответов на вопросы о происхождении документов и их соответствии реально сложившимся отношениям;

— и т.п.

В связи с совпадением интересов должника и такого кредитора их процессуальная активность не направлена на установление истинных обстоятельств возникновения задолженности и ее размера.

В целях недопущения в реестр необоснованных требований к должнику и, как следствие, в целях недопущения нарушений прав его реальных кредиторов высшими судебными инстанциями был сформулирован принцип повышенных требований к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности должника-банкрота (повышенный стандарт доказывания).

Основные положения повышенного стандарта доказывания были заложены в пункте 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» и затем детализированы в утвержденных Президиумом Верховного Суда Российской Федерации обзорах судебной практики Верховного Суда Российской Федерации (обзоры N 1(2017), N 3(2017), N 5(2017), N 2(2018) со ссылками на определения N 305-ЭС16-12960, N 305-ЭС16-19572, N 301-ЭС17-4784 и N 305-ЭС17-14948 соответственно), и в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (определения N 308-ЭС18-2197, N 305-ЭС18-413, N 305-ЭС16-20992(3), N 301-ЭС17-22652(1), N 305-ЭС18-3533, N 305-ЭС18-3009, N 305-ЭС16-10852(4,5,6), N 305-ЭС16-2411, N 309-ЭС17-344 и другие).

Согласно указанных правовых позиций, повышенный стандарт доказывания при рассмотрении заявления кредитора о включении в реестр его требования, означает обязанность суда проводить более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом. Ко включению в реестр допускаются те требования кредитора, по которым кредитором представлены не только доказательства, ясно и убедительно подтверждающих наличие и размер задолженности должника, и доказательства, опровергающие разумные сомнения заинтересованных лиц в наличии и в размере долга.

Для этого требуется исследование не только прямых, но и косвенных доказательств и их оценка на предмет согласованности между собой и позициями, занимаемыми сторонами спора. Исследованию подлежит сама возможность по совершению и исполнению сделки, из которой возникли требования к должнику.

  1. Механизмы противодействия включению в реестр необоснованных требований посредством института повышенного стандарта доказывания

Конкурирующий кредитор и (или) арбитражный управляющий могут заявить убедительные доводы и (или) указать на такие прямые или косвенные доказательства, которые с разумной степенью достоверности позволили бы суду усомниться:

— в реальности существования правоотношений, на которые кредитор ссылается как на основание своих требований,

— в действительности или заключённости сделки, из которой возникли требования к должнику,

— в размере задолженности должника.

При оценке доводов о пороках требований суд не должен ограничиваться только проверкой соответствия документов установленным законом формальным требованиям. Суду надлежит принимать во внимание и иные доказательства, в том числе:

— об экономических,

— физических,

— организационных,

— иных возможностях кредитора или должника осуществить правоотношения, из которых возникли требования к должнику.

Формальное составление документов об исполнении сделки не исключает ее мнимость (пункт 86 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Бремя опровержения доводов о фиктивности правоотношений лежит на лицах, в них участвующих, поскольку в рамках спорного правоотношения они объективно обладают большим объемом информации и доказательств, чем другие независимые кредиторы. Предоставление дополнительного обоснования не составляет для них какой-либо сложности.

Арбитражный суд должен оказывать содействие в установлении фактических обстоятельств дела. Процессуальная активность конкурирующих кредиторов при содействии арбитражных судов (пункт 3 статьи 9, пункты 2, 4 статьи 66 АПК РФ) позволяет эффективно пресекать злоупотребления (формирование фиктивной задолженности) и не допускать недобросовестных лиц к распределению конкурсной массы.

  1. Противодействие включению в реестр требований лиц, аффилированных с должником

К требованию кредитора, аффилированного с должником, согласно правовой позиции Верховного Суда РФ применяется еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве.

Такой, аффилированный с должником кредитор должен исключить любые сомнения в реальности долга, поскольку общность экономических интересов, в том числе повышает вероятность представления кредитором внешне безупречных доказательств исполнения по существу фиктивной сделки с противоправной целью последующего распределения конкурсной массы в пользу «дружественного» кредитора и уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю кредиторов независимых (определения Верховного Суда Российской Федерации от 26.05.2017 N 306-ЭС16-20056 (6), от 11.09.2017 N 301-ЭС17-4784), что не отвечает стандартам добросовестного осуществления прав.

Согласно позиции, изложенной в определении Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2016 N 308-ЭС16-1475, доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение аффилированности юридической (в частности, принадлежность лиц к одной группе компаний через корпоративное участие), но и фактической. Фактическая аффилированность имеет место в случаях, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность лиц оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности.

О наличии такого рода аффилированности может свидетельствовать поведение в хозяйственном обороте, в частности, заключение между собой сделок и последующее их исполнение на условиях, которые недоступны обычным (независимым) участникам рынка.

При представлении доказательств аффилированности должника с участником процесса (в частности, с лицом, заявившем о включении требований в реестр, либо с ответчиком по требованию о признании сделки недействительной) на последнего переходит бремя по опровержению соответствующего обстоятельства. В частности, судом на такое лицо может быть возложена обязанность раскрыть разумные экономические мотивы совершения сделки либо мотивы поведения в процессе исполнения уже заключенного соглашения.

  1. Противодействие включению в реестр необоснованных требований, подтвержденных судебными актами

Вступивший в законную силу судебный акт, подтверждающий обоснованность требований кредитора к должнику, является основанием для вынесения арбитражным судом в рамках дела о банкротстве должника определения о включении этих требований в реестр (пункт 3 статьи 4, статьи 71, 100 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Следовательно, решение фактически предопределяет результат рассмотрения вопроса о включении в реестр требований.

В случае банкротства ответчика такой судебный акт по своей природе объективно противопоставляется интересам иных кредиторов, не участвовавших в рассмотрении дела, а в случаях, когда истец выступает заявителем по делу о банкротстве — кроме того дает ему право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего (пункт 9 статьи 42 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») и, по сути, позволяет взять под контроль всю процедуру банкротства, особенно если это упрощенная процедура банкротства (например процедура банкротства ликвидируемого должника).

В условиях неплатежеспособности должника и конкуренции его кредиторов возможны ситуации, когда судебный спор разыгрывается должником и «дружественным» с ним кредитором с целью получения внешне безупречного судебного акта для инициирования процедуры банкротства, включения в реестр требования и последующего участия в распределении конкурсной массы. В связи с тем, что интересы сторон такого спора совпадают, их процессуальная деятельность направлена не на установление истины, а на решение иных задач. При этом в отсутствие столкновения интересов сторон и состязательности в доказывании суд лишен возможности предвидеть реальную цель истца и ответчика, а значит и выполнить задачи судопроизводства (статья 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее — АПК РФ).

По этой причине Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации был закреплен механизм защиты прав кредиторов должника, предоставляющий им возможность принять участие в общеисковом процессе и изложить свои доводы при проверке судебного акта о взыскании задолженности (пункт 24 постановления от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее — постановление N 35).

Согласно разъяснений, изложенных в пункте 24 постановления N 35, конкурсные кредиторы и (или) арбитражный управляющий имеют право оспаривать в установленном порядке судебные акты, подтверждающие наличие и обоснованность требований других кредиторов.

Согласно абзацу четвертому пункта 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права, необходимые для реализации права на заявление возражений, возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.

Названные разъяснения применяются и в отношении полномочий кредиторов, оспаривать судебные акты о взыскании задолженности в пользу других кредиторов. Следовательно, с момента принятия в деле о банкротстве требования кредитора к рассмотрению судом у этого кредитора возникают права на заявление возражений в отношении требований других лиц (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 27.02.2019 N 305-ЭС18-19058, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 21.08.2018 N 5-КГ18-122), в том числе право оспаривать в установленном порядке судебные акты, подтверждающие наличие и обоснованность требований других кредиторов.

Причем при пересмотре по жалобам конкурирующих кредиторов судебных актов, подтверждающие наличие и обоснованность требований других кредиторов, также применяется повышенный стандарт доказывания (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 13.07.2018 N 308-ЭС18-2197 по делу N А32-43610/2015).

В отношении дел приказного производства Пленумом Верховного Суда Российской Федерации даны специальные разъяснения относительно прав кредиторов на обжалование судебных приказов, изложенные в пункте 44 постановления от 27.12.2016 N 62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о приказном производстве».

По смыслу которых, так как в силу специфики приказного производства основания возникновения задолженности и иные обстоятельства, судом первой инстанции не проверяются, судебный приказ, могущий повлечь необоснованное увеличение кредиторской задолженности в ущерб конкурсной массы должника, может быть отменен судом кассационной инстанции по жалобе конкурсного кредитора, уполномоченного органа или арбитражного управляющего для проверки приводимых ими доводов касательно мнимого характера задолженности (определение Верховного Суда РФ от 20.12.2017 N 309-ЭС17-19304 по делу N А76-3208/2017; определение Верховного Суда РФ от 12.11.2018 N 301-ЭС18-17696 по делу N А79-11123/2017).

Все статьи адвоката по банкротству

Задать вопрос адвокату


Отправляя данную форму, вы соглашаетесь c Политикой конфиденциальности

Наш адрес

105064, Москва, Воронцово поле, дом 16, строение 6